5 иранских режиссеров, о которых стоит знать

Содержание

Кинематограф Исламской Республики Иран на сегодняшний день, вероятно, самая любопытная область исследования для киноведов и кинокритиков. Интересна здесь не столько этническая составляющая, сколько те принципы и основания, которые являются доминирующими в иранском кино. Рассказываем о мастерах кино, которые родились в одной из самых закрытых стран мира и смогли прославиться.

Асгар Фарахди

Фильм Развод Надера и Симин (Иран, 2011) – Афиша-Кино

Кадр из фильма «Развод Надера и Симин»

Самому титулованному иранскому режиссеру Асгару Фархади удивительным образом удается снимать отличное и актуальное кино и не привлекать при этом лишнего внимания властей. В отличие от множества своих менее удачливых коллег, ему разрешается создавать совместные проекты с кинокомпаниями из европейских стран.

Наиболее успешными картинами Фархади являются две, «Развод Надера и Симин» (2011) и «Коммивояжер» (2017). Каждая из этих лент принесла режиссеру по «Оскару» за лучший фильм на иностранном языке. Асгара интересуют бытовые драматические истории, которые разворачиваются в Иране, и хотя он не избегает политических тем, диссидентом все же не является. Так, например, в «Разводе Надера и Симин» он рассказывает о паре, которая решает переехать из Ирана за границу, однако в последний момент муж передумывает, так как должен ухаживать за больным отцом. А в «Коммивояжере» речь идет о муже и жене, на дом которых преступник совершает нападение, а они, в свою очередь, берутся расследовать это дело, попутно выясняя между собой отношения.

Слава Фархади вышла далеко за пределы Ирана: сегодня он работает над фильмом с Пенелопой Крус и Хавьером Бардемом в главных ролях. Лента «Все знают» посвящена прошлому, которое иногда возвращается и целиком меняет жизнь человека.

Джафар Панахи

Джафар Панахи: Режиссер из Ирана, которому запретили 20 лет снимать кино |  Black Maria Кино 🎬 | Дзен

Кадр из фильма «Белый шар»

Джафар Панахи родился в 1960 году, так что его формирование жизненных взглядов и идеалов произошло до Исламской революции 1979 года, когда светская власть в государстве сменилась достаточно жестким религиозным режимом, во главе которого стоял аятолла Хомейни. В начале своего творческого пути Джафар был ассистентом Аббаса Киаростами — культового иранского режиссера.

Первый же его фильм «Белый шар» (1995) привлек к нему внимание ценителей хорошего кино. За свою карьеру Панахи стал обладателем множества наград, среди которых есть и награды Венецианского и Каннского кинофестивалей. Переломным этапом в его жизни стал 2010 год, когда он был приговорен иранским судом к домашнему аресту на шесть лет. Также ему было запрещено снимать кино в течение 20 лет. Впрочем, даже в таких условиях он продолжал работать над новыми лентами — одну из них («Это не фильм») он передал на Каннский фестиваль на флешке, которую спрятал в торте.

Последним триумфом режиссера является награда Каннского кинофестиваля за лучший сценарий к фильму «Три лица», которой он удостоился в прошлом году. Правда, получить ее лично он не смог, так как по-прежнему лишен права выезда за границу.

Аббас Киаростами

Кадр из фильма «Нас унесет ветер»

Без Аббаса Киаростами трудно себе представить не только современное иранское кино, но и мировой кинематограф в целом. Поэт и дизайнер, остро чувствующий красоту, родился в 1940 году, и, хотя считается представителем «новой волны», во многом он остался учеником «старой школы» киноискусства. Его ленты глубоко поэтичны, а лучшие работы он снял еще до того, как стал знаменитым на весь мир.

Популярность ему принесли две картины — «Вкус вишни» (1997) и «Нас унесет ветер» (1999). Оба фильма посвящены теме смерти: в первом съемочная команда приезжает в иранскую глубинку запечатлеть похороны старушки, вдруг передумавшей умирать, а во втором мужчина занят поисками человека, который мог бы помочь ему уйти из жизни.

Медитативные, наполненные созерцанием бытовой жизни и природы, картины Киаростами умеют завораживать зрителя. Критики всегда тепло принимали его работы — за «Вкус вишни» он даже получил «Золотую пальмовую ветвь» на Каннском кинофестивале. Режиссер умер в Париже в 2016 году, а его похороны прошли в Тегеране.

Самира Махмальбаф

Самира Махмальбаф (Samira Makhmalbaf) биография, фильмы, спектакли, фото |  Afisha.ru

Кадр из фильма “Двуногий конь”

Семья Махмальбаф — одна из самых влиятельных в мире иранского кино. Мохсен Махмальбаф, отец Самиры, маститый режиссер, участвовавший во многих международных кинофестивалях — равно как и его жена, Марзие Мешкини, и младшая дочь Хана. Однако на данный момент на передний план вышло творчество 38-летней Самиры: в своих фильмах она рассказывает о тяготах жизни простых людей — бесправных женщин, детей с проблемами развития и стариков.

Ее предельно натуралистический взгляд на жизнь вызвал восторг у кинокритиков, так что за ленту «Школьные доски» она получила приз жюри Каннского кинофестиваля, а за картину «Двуногий конь» — специальный приз жюри фестиваля в Сан-Себастьяне. Для Самиры ее профессия — дело всей жизни, и она готова идти на риск ради того, чтобы и дальше им заниматься: так, в 2008 году религиозными фанатиками на нее было совершено покушение, в результате которого пострадали несколько членов съемочной команды. Однако в итоге работа была продолжена невзирая ни на что.

Бахман Гобади

Моника Белуччи открывает «Сезон носорогов» - KP.RU

Кадр из фильма «Сезон носорогов»

Бахман Гобади был множество раз отмечен на Каннском и Берлинском кинофестивалях, а также на фестивалях в Сен-Себастьяне и «Сандэнсе». Успех на международной арене в его случае привел к многочисленным преследованиям со стороны властей на родине: его жену, американо-иранскую журналистку, осудили на 2 года условно, а самого Гобади неоднократно обвиняли в шпионаже в пользу США — хотя долгое время у режиссера не было даже американской визы. Его картины в основном рассказывают о жизни людей, которые волей-неволей противостоят официальному режиму Ирана: это может быть поэт-диссидент («Сезон носорогов»), свободолюбивые музыканты («Никто не знает о персидских котах») или даже контрабандисты («Время пьяных лошадей»). Смотреть его кино, безусловно, тяжело, однако безыскусная прямолинейность работ подкупает зрителя.

Коротко про историю иранского кино

В Иране, как и везде, кинематограф появился в начале XX века. Первые кинотеатры показывали, как правило, работы, привезенные из Одессы и Ростова-на-Дону. В дальнейшем же коммунистические идеи советской России стали одной из причин того, что западный кинематограф выдавил советский с экранов Тегерана. К собственному же кинопроизводству Иран, тогда еще Персия, приступил чуть позже, чем Россия. Ованес Оганян снял первую игровую работу «Аби и Раби» в 1931 году. Роли в ней сыграли студенты первой киношколы столицы, которую Оганян сам же и открыл.

Как ни странно, иранский кинематограф в те времена не сыграл какой-либо значимой роли в мировом кино. Богатое культурное наследие Персии не раз становилось основой для создания предметов искусства языком кинематографа в этой стране, но не снискало на этом поприще каких-либо громких побед.

Активное развитие кинематографа Ирана началось в 60-е, к концу которых в стране снималось более 60 полнометражных картин. Государственная поддержка обеспечила не только необходимые производственные мощности, но и организовывала фестивали, в Министерстве культуры был создан отдел кино, выработаны цензурные нормы, открылись новые киношколы.

Политика «вестернизации» и «деисламизации», получившая в те годы широкое развитие, проявлялась и в кинематографе. В этой связи религиозные круги видели в кинематографе исключительно «западную чуму», что нашло отражение в одноименной работе теолога Джалала Алье-Ахмада. Не находила западная риторика поддержки и в народе.

Наиболее значительной работой того времени принято считать фильм «Корова» Дарьюша Мехрджуи, получивший признание как в Иране, так и за его пределами в виде восторженных отзывов кинокритиков и успеха на рынке и кинофестивалях. Наибольшее же влияние на иранский кинематограф как таковой оказал итальянский неореализм с его заглавной темой обращения к быту простого народа.

Важнейшей вехой для кинематографа Ирана стала исламская революция. Свержение шаха и установление шариатского общества, как его понимали шиитские революционеры во главе с Аятоллой Хомейни, на десятилетия определило вектор развития иранского кино. Духовный лидер Ирана сам же и определил главную социальную доктрину важнейшего из искусств новой Исламской Республики Иран. Основной темой должна была стать жизнь простого человека, и в этом смысле преемственность идей итальянского неореализма прослеживается еще более отчетливо.

Add Your Heading Text Here

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Ut elit tellus, luctus nec ullamcorper mattis, pulvinar dapibus leo.

Telegram
VK
OK
Pinterest
Читайте также:

ЖУРНАЛ IRANMAG

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить новые обзоры и статьи.

Leave a Comment:

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы не пропустить новые обзоры и статьи.
ЖУРНАЛ IRANMAG